Archives Март 2020

Российские пользователи-инноваторы

Каждый десятый россиянин практикует пользовательские инновации.

Многие россияне практикуют пользовательские инновации, разрабатывая собственные изобретения для использования в повседневной жизни, отдыхе, спорте и т. Д. Согласно исследованию, проведенному Фурсовым и Тернером в рамках Мониторингового исследования ИШЭК по инновационному поведению населения НИУ ВШЭ, оценочная доля Количество пользователей-новаторов в России может достигать 10%, что существенно выше, чем во многих других странах.

Не ограничен по возрасту

Фурсов и Тернер изучили ситуацию с пользовательскими инновациями в России и обнаружили удивительные 9,6% пользователей-новаторов, что выше, чем наблюдалось в более ранних исследованиях в других странах, где предполагаемая доля пользователей-новаторов варьировалась от 3% до 6% население, например, 3,7% в Японии, 5,2% в США, 6,1% в Великобритании, 5,4% в Финляндии и 1,5% в Южной Корее.

Пользовательские инновации — это инновации, инициируемые пользователями товаров или услуг, а не производителями или поставщиками. Мотивация пользователя может варьироваться от нововведений просто для удовольствия до стремления к обучению новым навыкам или продвижения по карьерной лестнице. Их инновации могут включать как совершенно новые творения, так и модифицированные версии существующих продуктов.

Типы пользовательских инноваций в России могут варьироваться от сложных изобретений, связанных с ИТ, до предметов домашнего обихода или отдыха, включая автоматические кормушки для домашних животных, домашние системы видеонаблюдения, домашние генераторы энергии и различные «тонкие настройки» для улучшения бытовых приборов или спортивного инвентаря.

Изучив социально-демографический профиль российских пользователей-новаторов, исследователи обнаружили, что их возрастной диапазон довольно широк, в основном от 16 до 72 лет. Возрастная группа от 25 до 34 лет была наиболее инновационной, но распределение по возрасту между самыми молодыми и самый старый пользователь-новатор был довольно хорошо сбалансирован.

Более половины российских пользователей-новаторов живут в небольших городах с населением менее 100 000 человек (35,6%) и деревнях (23,8%), в то время как в Москве проживает менее 10% пользователей-новаторов. В соответствии с результатами более ранних исследований молодые образованные мужчины с постоянной работой чаще других участвуют в инновациях пользователей. Как правило, мужчины больше заинтересованы в таких областях, как компьютеры, информационные технологии и домашнее хозяйство, в то время как женщины более склонны к инновациям в искусстве, ремесле или садоводстве.

Исследователи обнаружили, что наибольшая группа пользователей-новаторов (40,3%) получила образование в старших классах (обычная школа) или послешкольное образование (техникум или колледж), за которыми следуют лица с высшим образованием (24,5%) и средним образованием ниже (11,9%).

Пользователям-новаторам нужна поддержка

Многие российские опрошенные пользователи-новаторы не знакомы с термином «инновация», желая поделиться своими идеями и изобретениями, но редко, по сравнению с людьми в западных странах, которые стремятся защитить свои инновации с помощью прав интеллектуальной собственности или используют коммерческие возможности. Результаты исследования опубликованы в статье «Бог помогает тем, кто помогает себе»! Исследование потребительских инноваций в России. В исследовании используется выборка из 1670 домашних интервью, проведенных в разных регионах России.

Русские, которые создают и используют инновации, часто не знакомы с этим термином: треть респондентов (32,5%) никогда раньше не слышали этого слова, и более четверти, хотя и знакомы со значением, почти не используют этот термин. Как подтверждают данные опроса, россияне редко стремятся запатентовать свои нововведения. Тем не менее, российские пользователи-новаторы часто охотно делятся своими незапатентованными изобретениями, что объясняется, среди прочего, их мотивацией к инновациям.

Исследователи определили две разные группы пользователей-новаторов. В первую группу входят городские, мужчины, хорошо образованные и более финансово комфортные люди, которые занимаются инновациями по карьерным причинам или ради удовольствия. Вторая группа, которая не была описана в аналогичных исследованиях, проводимых в других странах, включает людей в небольших городах и деревнях, которые часто вводят новшества из-за необходимости удовлетворения финансовых или потребительских потребностей в контексте ограниченных возможностей профессионального развития. Как правило, российские пользователи-новаторы редко руководствуются такими мотивами, как карьерный рост или желание выпустить новый коммерческий продукт.

Результаты исследования показывают, что в России есть хорошая основа для дальнейшего развития пользовательских инноваций, исторически уходящих корнями в советское время, когда пользовательские инновации поощрялись, например, с помощью популярных журналов, таких как «Сделай сам», «Молодой техник» и «Наука и жизнь». », которые сегодня заменяются социальными сетями, видеоблогами и онлайн-форумами. Тем не менее, по словам Фурсова, высокий процент домашних инноваторов в России также может быть следствием низкой покупательной способности, слаборазвитого рынка или плохого предложения качественных товаров.

Инвестиции — бег с препятствиями

В первый год работы в России около половины опрошенных японских компаний боролись с языковым барьером.

  • 36% сообщили о трудностях с таможенным оформлением, и примерно столько же респондентов сочли местные процедуры регистрации предприятий и трудовые нормы проблемой;
  • 24% отметили высокие налоги;
  • 20% отметили жесткую конкуренцию;
  • 12% сообщили о недостатках инфраструктуры, и столько же жаловались на ограниченный доступ к возможностям финансирования;
  • 38% столкнулись с трудностями при наборе и удержании высококвалифицированных кадров, особенно на Дальнем Востоке России, и в более широком плане, при поиске местного персонала с хорошим уровнем английского языка.

Коррупция — чувствительный вопрос для россиян — похоже, не слишком беспокоит японские компании, и о ней говорили только 4% респондентов. Однако четверть всех опрошенных подтвердили, что они связывают ведение бизнеса в России с коррупцией. По мнению японских респондентов, законодательные недостатки, волокита и непрозрачные тендерные процессы наносят ущерб инвестиционному имиджу страны.

Строительный сектор представляется наиболее проблематичным: получение доступа к инфраструктуре требует значительных затрат времени и денег, в то время как получение разрешения на строительство занимает в среднем 540 дней и требуется более 50 различных документов, что значительно больше, чем в других странах. Страны БРИКС.

Напряженность в международных отношениях России и экономический кризис повлияли на инвестиционную активность. Риски, связанные с волатильностью обменного курса, были упомянуты 68% респондентов, в то время как потенциальные проблемы с обработкой международных платежей касались 14% респондентов.

Культурные различия

По словам Ершовой, важным препятствием для сотрудничества является наблюдаемая разница в деловых культурах между Россией и Японией и их подходами к работе. Таким образом, из-за «нечеткой корпоративной культуры и ценностей у сотрудников российских компаний отсутствуют моральные стимулы для работы, в то время как моральные стимулы чрезвычайно важны для управления персоналом в японской модели», говорится в исследовании. В дополнение к этому, существуют принципиальные различия в подходах к разработке проектов и назначению должностей, когда японцы, как правило, уделяют большое внимание деталям, которые их российские партнеры могут найти неважными. В свою очередь, широкий концептуальный подход россиян, которому часто не хватает точности и детализации в планировании, может вызвать напряженность и задержки в переговорах с японцами.

С другой стороны, обе культуры разделяют ценности коллективизма и высокого контекста, межличностного общения и неформального разрешения споров, которые могут способствовать продуктивному партнерству.

Преодоление барьеров

Основываясь на своих выводах, исследователь предлагает японским компаниям следующие советы по преодолению барьеров для инвестиционного сотрудничества:

  • Использовать более агрессивную стратегию для выхода на российский рынок;
  • Оперативно реагировать на изменения в местной рыночной среде;
  • Использовать возможности, доступные в инновационных и наукоемких отраслях промышленности;
  • Управлять операциями в России локально;
  • Учитывайте местную деловую культуру, ценности и стимулы для лучшего удержания персонала.

России, в свою очередь, необходимо улучшить свою инфраструктуру:

  • Модернизируйте его порты и железные дороги;
  • Построить дороги, газ, электричество и водоснабжение (также с участием иностранного капитала);
  • Либерализация иммиграционной политики, упрощение регистрации предприятий и процедур таможенного оформления;
  • Оказывать информационную поддержку работающим в России иностранцам и наращивать сотрудничество с инвесторами с помощью различных механизмов взаимодействия между иностранным бизнесом и российскими властями.

Личные отношения, помощь, поиск работы

Более половины россиян находят работу с помощью своих семей и друзей.

Личные отношения чаще всего используются при приеме на работу в нефтегазовые, строительные и торговые компании. Частота их использования зависит от возраста работника, уровня образования, опыта работы и места жительства, а также размера и типа компании, согласно исследованиям, проведенным Ольгой Майоровой и Еленой Артюховой. Получение работы через «черный ход» наиболее распространено в северокавказском регионе.

Исследование «Российский рынок труда: эволюция формальных и неформальных механизмов поиска работы» было основано на результатах Российского исследования продольного мониторинга — НИУ ВШЭ (RLMS-HSE), 2006-2014.

Сильные и слабые стороны социальных сетей

Ответы на вопрос «Как вы нашли свою основную работу?» сформированы ключевые данные для исследователей. Респондентам RLMS-HSE (работающим гражданам в возрасте 15-60 лет) был предложен один из следующих вариантов, чтобы описать, как они нашли свою работу:

  • Формально (назначение аспирантуры; через отделы кадров; реклама в Интернете / в средствах массовой информации; службы занятости);
  • Неформальный (через семью и друзей);

Исследователи разделили неформальные механизмы (также известные как личные отношения или социальные сети) на два подразделения; сильные связи (работа, найденная через семью) и слабые связи (через друзей и знакомых).

Северный Кавказ делает ставку на семью

Мужчины более склонны действовать неформально. Однако, как отмечают исследователи, различия в зависимости от пола невелики: около 50% мужчин и 44% женщин нашли работу через друзей, а 13% и 10%, соответственно, нашли работу в семьях.

Семейные узы помогают молодым людям выходить на рынок труда. Максимальная доля занятых благодаря семье (17%) приходится на работников в возрасте от 15 до 24 лет. Позднее эта доля сокращается (7% среди людей в возрасте 45–55 лет), но растет доля тех, кто пользовался помощью друзей. 52% среди людей в возрасте 35-44 лет).

География также влияет на процедуру поиска работы. Например, прочные связи используются на Северном Кавказе в два раза чаще, чем в других регионах. Сильные связи также являются основным каналом для поиска работы в небольших городах с населением менее 10 000 человек. Слабые связи преобладают в Москве, Санкт-Петербурге, Центральной России, Поволжье и в городах с населением более 10 000 человек.

Проблемы, стоящие перед японскими инвесторами в России

Языковой барьер, нехватка квалифицированных инженеров и трудности с таможенным оформлением — вот некоторые из ключевых проблем, с которыми сталкиваются японские компании в России.

Ершова изучила опыт японских компаний по инвестированию в Россию. Ее статья «Проблемы для иностранных инвесторов в России: пример японских компаний» основана на результатах опроса 32 компаний — членов Японского бизнес-клуба в Москве, проведенного в период с апреля по июнь 2015 года, и содержательного анализа двадцати интервью с представителями японского бизнеса, научных кругов и НПО провели период с 2008 по 2015 год.

По данным Японской организации внешней торговли (JETRO), в 2005–2014 гг. Объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) Японии в России увеличился в 29 раз. Тем не менее, Япония была 13-м по величине инвестором в российскую экономику по объему прямых иностранных инвестиций в 2013 году.

В то время как региональное распределение ПИИ в Японии становится все более диверсифицированным, традиционно привлекательными регионами остаются Москва, Санкт-Петербург и Дальний Восток России. Таким образом, Москва является наиболее важным деловым регионом для 65% респондентов, а 55% компаний представлены только в одном или двух российских регионах.

Большинство японских компаний (62%) занимаются импортом товаров в Россию, а затем продают их на российском рынке. Только 31% компаний сосредоточены на производстве товаров и предоставлении услуг на местном уровне, и еще меньше (18%) инвестируют в исследования и разработки в России.

Причины, почему они приходят

Получение доступа к российскому рынку было самой популярной причиной, о которой сообщили 81% респондентов; четверть отметили высокую отдачу от инвестиций в российскую экономику, 11,5% указали на богатые природные ресурсы России и 3,8% указали на наличие квалифицированных кадров.

Почти 70% респондентов назвали российский рынок самым крупным и перспективным в регионе СНГ. Также важным был российский потребительский спрос на качественную японскую продукцию.

Несмотря на кризис, японские компании, как правило, сосредоточены на долгосрочном присутствии в России, хотя низкая предсказуемость местного рынка и быстрые изменения в потребительских предпочтениях рассматриваются в качестве основных проблем.

Люди важнее денег на инновации

Чем больше доля работающих людей с университетским образованием в регионе, тем выше его инновационная активность.

Было установлено, что человеческий капитал важнее, чем финансирование технологических инноваций. Регионы с более низкой долей людей с высшим образованием в их экономически активном населении, как правило, отстают в плане инноваций. Исследования показывают, что во всем мире происходит обратное, и инвестиции в исследования и разработки имеют первостепенное значение.

Это выводы, сделанные группой исследователей из РАНХиГС (Степан Земцов и Вера Баринова), МФТИ (Александр Мурадов) и НИУ ВШЭ (Имоджен Уэйд). Они представили свои выводы на 9-й конференции по  модельным доказательствам в области инноваций и развития (MEIDE), организованной НИУ ВШЭ, а также опубликуют их во втором выпуске журнала Форсайт HSE.

Творческий класс как драйвер инноваций

Увеличение количества и качества человеческого капитала на 1% приводит, в среднем, к увеличению технологических инноваций на 0,5%, в то время как увеличение всех видов финансирования на 1% приведет только к увеличению на 0,15% производства инновационных технологий. По мнению исследователей, «экономически активные, городские жители с университетским образованием — так называемый творческий класс — должны составлять основу инновационного развития и диверсификации экономики».

Исследователи использовали данные с 1998 по 2011 год по 67 регионам России и измерили человеческий капитал по доле обладателей степеней среди экономически активного местного населения. Они также измерили эффективность инноваций, используя специально разработанный индикатор, основанный на количестве российских и зарубежных патентов и их потенциале для коммерциализации.

Полученные данные подтверждают гипотезу о том, что работающие городские жители с высшим образованием демонстрируют больший потенциал для производства инноваций, обладая достаточными знаниями и навыками для разработки новых технологий и возможностей для

Деньги не самый важный фактор

Исследование также привело к противоречивым выводам о том, что заработная плата в НИОКР не влияет на инновационную производительность. Казалось бы, более высокая оплата должна поощрять потенциальных изобретателей. Однако авторский анализ показывает, что эта теория не верна в России. «Это может указывать на то, что существующая система оплаты труда неэффективна с точки зрения стимулирования изобретений», — предполагают исследователи. Другая причина может заключаться в том, что ученые не заинтересованы в регистрации своих инноваций из-за сложных процедур патентования.

Что касается других видов расходов, то их влияние оказалось неоднозначным и зависит от региона. «Расходы на инновации в регионах со слабым человеческим капиталом вряд ли приведут к пропорциональному росту инновационной активности», — утверждают авторы.

Как правило, расходы на фундаментальные исследования могут оказать наибольшее положительное влияние. Расходы на оборудование также могут быть продуктивными, особенно потому, что многие российские университеты и исследовательские институты страдают от значительного износа своих основных фондов.

Крупные центры привлекают новаторов

Авторы также сравнили инновационный потенциал центров с периферийными территориями и нашли устойчивую модель в России, заявив, что «наблюдается отток ученых в более развитые соседние регионы, что увеличивает кадровый потенциал крупных исследовательских центров и увеличивает технологический разрыв между лидерами и отстающими. » С другой стороны, исследование показало, что патентование в определенном регионе может оказать положительное влияние на инновации в соседних регионах; однако потоки знаний по регионам потребуют отдельного исследования.

В любом случае, инновационная активность в российских регионах сегодня оставляет желать лучшего. «Российский рынок инноваций развит слабо, с неэффективным финансированием, а качество запатентованных изобретений остается низким», — заключают авторы.

На основании результатов исследования авторы дают рекомендации по повышению инновационного потенциала России, а именно: предоставляют больше возможностей для получения высшего образования в мегаполисах и поощряют обучение творческим профессиям, поддерживают инновационные проекты и создают благоприятную инфраструктуру в крупных городах, инвестируют в оборудование и создание центров для содействия коммерциализации. Авторы также предостерегают от инвестиций в высокотехнологичные отрасли, расположенные в отдаленных районах со слабым инновационным потенциалом, утверждая, что такие расходы будут неэффективными.

Основные заботы работников малого бизнеса

Сотрудники малого и среднего бизнеса (МСП) отмечают низкую уверенность в себе и слабую мотивацию для профессионального развития.

Работники малого и среднего бизнеса, как правило, довольны своим здоровьем, несколько менее довольны своим доходом, считают, что работают слишком много за счет личной и семейной жизни, но признают, что им не хватает квалификации и боятся потерять работу. Статья Чилипенка и Осиповой  «Ресурсы, доступные для работников МСП, и самооценка благополучия на рынке труда».

Ресурсы: от навыков к здоровью

Основываясь на данных Российского исследования по долгосрочному мониторингу НИУ ВШЭ (RLMS-HSE), авторы изучили шесть типов ресурсов, доступных для сотрудников, включая квалификацию работы, финансовые, социальные и биологические (здравоохранительные) ресурсы, информацию и время.

Они обнаружили довольно низкую квалификацию, определяемую объемом профессиональной подготовки, навыками, опытом работы и т. Д. Примерно у 60% опрошенных работников МСП. Тем не менее, только 4% сотрудников прошли какое-либо обучение для повышения квалификации.

Значительная часть (42%) работников оценивают свою квалификацию и навыки как низкие. Напротив, их само оценочный биологический ресурс, то есть здоровье, кажется довольно высоким: подавляющее большинство считает свое здоровье нормальным и сообщают о посещении врача только один-три раза в год, в то время как более 30% посещают врача еще реже. ,

Средний доход и малая мощность

Хотя 60% респондентов описывают свое финансовое состояние как среднее, почти 80% на момент опроса зарабатывали от 15 000 до 25 000 рублей в месяц, что всего в два-три раза выше прожиточного минимума.

Почти 60% не совсем довольны своим финансовым положением, но считают, что оно не намного лучше и не намного хуже, чем у большинства других людей.

Хотя сотрудники МСП сообщают о том, что их уважают другие люди, они не обязательно связывают такое уважение (то есть социальный ресурс) со своей властью и авторитетом: 59% оценивают свою личную силу как высокую, а 40% считают ее довольно низкой.

Не продвинутые пользователи

Опрошенные сотрудники малого и среднего бизнеса обычно описывают доступные им информационные (ИТ) ресурсы —  использование персонального компьютера и Интернета и владение мобильным устройством — как более или менее нормальные, но авторы сочли этот ресурс низким для одного из каждых трех респондентов.

Почти все сотрудники МСП владеют мобильным телефоном (90%), используют компьютер (более 70%) и имеют доступ в Интернет (более 80%). Кроме того, их информационные ресурсы ограничены:

  • только половина использует компьютер для работы или учебы;
  • около 60% не имеют и не имеют неограниченного доступа к ПК, ноутбуку;
  • только 20% имеют устройство для личного пользования и столько же делятся им с другими членами семьи;
  • 17% владеют некоторыми типами смартфонов.

Ничего личного

Оценив временной ресурс сотрудников МСП, основываясь на количестве рабочих часов, выходных и праздничных дней, исследователи обнаружили дисбаланс между работой и личной жизнью и ограниченную возможность использовать свое время по своему выбору.

Треть опрошенных сотрудников сообщили, что они работают более восьми часов в день, как на работе, так и дома. В то время как им обычно разрешают брать свои официальные выходные, 41% сотрудников сообщили, что у них был более короткий, чем обычно, отпуск в предыдущем году или вообще не было отпуска.

Несмотря на долгий рабочий день и небольшой отдых, только каждый пятый сотрудник хотел бы сменить место работы, а 57% обеспокоены тем, что могут потерять работу, которую имеют.

Не оптимистичный портрет

По мнению авторов исследования, типы и качество ресурсов, доступных работникам, определяют их социальное благополучие и поведение на рынке труда, такие как мобильность, независимость и свобода принимать решения. Уверенность и само восприятие в качестве востребованного работника имеют тенденцию возрастать с ростом информационных, образовательных, финансовых и медицинских ресурсов. Люди с хорошими ресурсами в этих областях, как правило, меньше заботятся о том, чтобы потерять свою нынешнюю работу, и более подготовлены к поиску лучших вариантов.

Но это описание, по-видимому, не относится к большинству сотрудников МСП, чей доступ к вышеуказанным ресурсам может быть описан как «низкий к нормальному», согласно исследователям. Это влияет на оптимизм и уверенность сотрудников и может привести к тому, что они будут бояться потерять свою текущую работу и удержаться на ней даже в ущерб своему личному времени, что делает их положение на рынке труда особенно уязвимым и нестабильным.

При подготовке своего документа авторы изучили данные RLMS за 2013 год. База опросов была самой последней, доступной на момент исследования (2015 год). Выборка включала 1 629 респондентов из российских частных малых и средних предприятий, в каждом из которых было 250 или менее работников. Выборка не включала владельцев МСП.

Сильные и слабые стороны России

Рейтинг GII показывает некоторые сильные и слабые стороны российской инновационной системы. Таким образом, конкурентные преимущества России включают развитие системы образования и зачисления в высшие учебные заведения. В GII 2016 г. Россия занимает второе место по количеству работающих женщин с учеными степенями и одиннадцатое по выпуску ученых и инженеров, а также по экспорту культурных и творческих услуг.

Что касается слабых сторон российской инновационной системы, к ним относятся инновационные связи (112-е место из 128), верховенство закона (104-е место), качество регулирования (97-е место) и валовое накопление капитала (95-е место), а также ряд других показателей, по которым Россия отстает позади.

В целом сильные стороны России лежат в таких сферах, как человеческий капитал и исследования (23-е место), развитость бизнеса (37-е место) и результаты в области знаний и технологий (40-е место), а слабые стороны связаны с институтами (73-е место) и сложностью рынка (63-е место). Что касается сложности бизнеса (37-е место), Россия демонстрирует как сильные стороны (например, платежи за интеллектуальную собственность, 14-е место), так и слабые стороны, включая вышеупомянутые инновационные связи, состояние развития кластера (101-е место) и иностранные инвестиции (76-е место).

Перспективы развития  

Авторы приходят к выводу, что за последние три года Россия показала переменные рейтинги как в отношении инновационных ресурсов, так и в результате. Таким образом, в стране наблюдалось незначительное снижение объемов производства в 2012 и 2014 годах и результатов в 2013 и 2015 годах, однако общая тенденция была положительной.

Однако, несмотря на высокие оценки в определенных областях, Россия, по сравнению с ведущими странами, продемонстрировала низкие показатели по многим другим показателям инноваций.

В своей главе для отчета GII 2016 исследователи НИУ ВШЭ Гохберг и Роуд подробно представляют текущую ситуацию в российской инновационной системе. Во многих отношениях эта ситуация довольно благоприятная.

Таким образом, расходы на НИОКР удвоились в период с 2000 по 2014 год и в настоящее время достигли 847,5 млрд рублей, в результате чего Россия входит в первую десятку стран по объему общих расходов на НИОКР. С 2010 года инновации занимают важное место в повестке дня российского правительства, что привело к принятию более 50 программных документов, касающихся исследований, технологий и инноваций.

Тем не менее, в то же время авторы отмечают определенные ограничения для инноваций, такие как отсутствие участия в передовых исследованиях. В 2015 году российские публикации были обнаружены только в 3,28% из более чем 10 000 глобальных исследовательских фронтов (групп высоко цитируемых статей), основанных на данных из базы данных Web of Science, по сравнению с США (74,3% всех исследовательских фронтов), Германия (30,7%) и Китай (23,4%).

По словам Глохберга и Роуда, хотя Россия может пользоваться сравнительными преимуществами в своих традиционно приоритетных областях знаний, таких как физика, аэрокосмические технологии, науки о Земле, математика, химия и материаловедение, некоторые другие области, связанные с новой промышленной революцией и науками о жизни, остаются недостаточно развитыми.

Исследователи НИУ ВШЭ также отмечают, что привлечение инноваций не является приоритетной бизнес-стратегией для почти 90% российских компаний, что может ограничить их опыт инновационного сотрудничества.

Авторы подчеркивают, однако, что инновации не могут быть навязаны компаниям сверху вниз и требуют большего, чем просто финансирование; Также необходимы основные благоприятные условия для инноваций, их маркетинга и продвижения, более широких горизонтов стратегического планирования и взаимодействия с глобальными инновационными сетями.

Тип компании имеет значение

Люди с высоким уровнем образования и квалификации реже обращаются к семье и друзьям.

Зарплатные ожидания определяют стратегию поиска работы: кандидаты, которые соглашаются на низкую заработную плату, чаще используют прочные связи. Слабые связи становятся важными для тех, кто ищет более высокий доход. Частота использования обоих типов связи зависит от типа компании. Неформальные методы в основном использовались сотрудниками частных (60%) и иностранных (55%) компаний, а не государственными учреждениями (50%).

Доля сотрудников из «социальных сетей» значительна как в крупных, так и в небольших фирмах. Например, их доля составляет почти 54% в компаниях с численностью персонала более 1000 человек и 66% в компаниях с численностью персонала менее 10. В крупных компаниях возрастает важность семейных связей, в то время как небольшие фирмы используют друзей (55% в компаниях с менее 10 сотрудников).

Некоторые отраслевые особенности также были обнаружены. Работники образования, культуры, науки и медицины используют свои отношения реже, чем в других областях. Люди, занятые в строительстве, торговле и сфере услуг, чаще обращаются к своим друзьям, а те, кто занят в нефтегазовой, тяжелой и энергетической промышленности, используют свои семейные узы.

Россия в тренде

Авторы исследования пришли к выводу, что использование личных отношений эффективно при поиске работы в России и регулируется рынком труда. Пропорции различных поисковых стратегий (формальных и неформальных) реагируют на изменения в динамике занятости и ВВП. Например, после кризиса 2008 года, когда упал ВВП и уровень занятости, роль социальных сетей возросла, а число тех, кто нашел работу формальными методами, сократилось. Такие же колебания наблюдались в 2011 и 2012 годах.

В целом доля российского персонала, работающего с использованием семейных и дружеских связей, оставалась стабильной, около 55-60% в период с 2006 по 2014 год. Это похоже на ситуацию на рынках труда в большинстве развитых стран с рыночной экономикой.

Рейтинг России в глобальном инновационном индексе

Россия улучшила свои позиции в Глобальном инновационном индексе, но ей еще предстоит пройти долгий путь.

Россия занимает 43-е место в рейтинге глобальных инноваций (GII) 2016 года, поднявшись на пять позиций по сравнению с 2015 годом. Как и в прошлом году, Швейцария, Швеция, Великобритания, США и Финляндия остаются странами-лидерами в ГИИ. Это выводы из отчета GII 2016 года, сравнивающие эффективность национальных инновационных систем в 128 странах.

Этот ежегодный рейтинг совместно публикуется Консорциумом Корнелльского университета (США), Бизнес-школы INSEAD (Франция) и Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС). В 2016 году два исследователя НИУ ВШЭ,  Леонид Гохберг, первый проректор НИУ ВШЭ и директор Института статистических исследований и экономики знаний (ISSEK), и Виталий Роуд, научный сотрудник ISSEK, внесли свой вклад в доклад GII, представив главу о российских инновациях система «Как создать национальную инновационную систему во времена глобальных инновационных сетей: российская перспектива».

Вход и выход против эффективности

Результаты GII 2016 показывают, что с точки зрения инновационного развития Россия сохранила свои позиции среди 35 крупнейших экономик Европы и 50 лучших стран с высоким уровнем дохода в рейтинге GII. В этом году общий рейтинг России на 43-м месте, что на пять позиций больше, чем в 2015 году, и на шесть позиций больше, чем в рейтинге 2014 года.

В этом году в ГИИ входят экономики, на которые приходится в общей сложности 98% мирового ВВП и где проживает 92% населения мира.

Россия занимает 39 место в группе из 50 стран с высоким уровнем дохода и 29 место среди европейских стран.

Рейтинг основан на 82 переменных, охватывающих различные характеристики инноваций, такие как институты, человеческий капитал, исследования, инфраструктура, сложность рынка, сложность бизнеса, знания и технологии, а также творческие результаты.

Общий балл GII рассчитывается как простое среднее значение субиндексов ввода и вывода инноваций, первые элементы захвата, которые обеспечивают инновации, а последние — их наблюдаемые результаты.

По данным GII 2016 года, Россия последовательно улучшала свой рейтинг с точки зрения затрат (44-е место), но имеет значительно более низкий рейтинг по эффективности (69-е место). Это, по мнению авторов исследования, отражает более низкие показатели страны в производстве инновационных результатов с учетом этих данных.